Мы публикуем интервью с режиссёром, журналистом Натальей Бабинцевой, которая ведёт в Высшей школе ХПМТ мастерскую «Режиссура документального кино в упражнениях».

Вопросы задают Елена Улыбина и Александра Вяль. Фото Натальи Бабинцевой

— Бытовые камеры есть у многих. Пользоваться ими не сложно. Можно ли сказать, что сегодня снять документальное кино может практически каждый? И это не будет отличаться от кино, снятого профессионалом: если бы он использовал такую же любительскую камеру?

— Каждый может кино снять, если придумает. Проблема не в технике, а в наличии идеи. Масса картин, получивших признание на престижных кинофорумах, снята на бытовые камеры и даже на айфоны. В авторском кино сейчас вообще тенденция к удешевлению производства. Было бы что сказать…

— А какие основные ошибки совершают начинающие документалисты?

— Есть иллюзия того, что можно наснимать много часов материала, а потом из этого что-нибудь «склеится». Кино сперва надо придумать. Документальное – не значит невнятное.

— Зачем вообще уметь снимать документальное кино? Зачем любителю учиться снимать реальность так, как она есть?

— «Реальность, как она есть» – это иллюзия. Любая ситуация дарит нам тысячу возможностей для выбора точки и угла зрения. Самый будничный сюжет может развернуться фантастическим образом, если подобрать правильную оптику. Вообще, полезно научиться видеть мир через объектив – это дисциплинирует. Я с подозрением отношусь к людям, которые начисто лишены чувства кадра: получается, они не способны отсекать лишнее и выделять главное.

— А сценарий к документальному фильму писать нужно? Ведь это документ, реальность, а предсказать развитие событий в реальности невозможно?

— Сценарий в традиционном смысле документалист не пишет. Ограничиваются синопсисом и режиссерской разработкой. Необходимо исследовать тему, подобрать героев, придумать структуру фильма, соизмерить задачи и технические возможности. Режиссеру вообще приходится много бумажной работы делать.

— Вы бываете на фестивалях начинающих авторов, видите много любительских фильмов. Можно ли выделить наиболее частотные темы, которым посвящаются любительские фильмы. Есть ли гендерные различия в темах и в приемах? Есть ли динамика тем? Можно ли сказать, что какие-то темы стали появляться чаще, а что-то стало менее популярным?

— Документальное кино, как и авторский кинематограф в целом, все больше дрейфует в сторону актуального искусства. Неигровые работы, которые показывают в Роттердаме и Оберхаузене, легко представить в пространстве галереи. Вообще, демократизация кинопроцесса очевидна: в кино все больше приходит людей из других профессий – художников, музыкантов, архитекторов. Зачастую их взгляд свежее, а приемы оригинальнее. Много появляется трэвел-фильмов – это тоже своего рода тренд. Все чаще снимают мокьюментари. Неожиданным образом используют приемы научно-популярного кино. А вот мода на так называемое «реальное кино» постепенно проходит. Современные молодые режиссеры скорее исследователи, чем наблюдатели.

— Какие, на Ваш взгляд, самые сложные приемы, – которые трудно осваивать, трудно использовать), а какие – самые простые? Или, может, есть приёмы, которые кажутся простыми, но редко удаются с первого раза?

— Самое простое – одно же самое трудное. Недавное я запустила курс «Режиссура документального кино» в Высшей школе ХПМТ. Первое задание, которое я дала студентам – снять «люмьеровский фильм». По сути, вернуться к самым азам киноязыка. Забыть про монтаж, про перемены ракурса – снять одноминутный кадр статичной камерой с уровня глаз. Технически ничего не может быть проще. На практике с первого раза редко кто справляется. Ограниченность технических ресурсов вынуждала люмьеровских операторов выжимать из одного единственного кадра максимум возможностей. Это очень важно и сложно – почувствовать силу и самодостаточность отдельного кадра. А еще очень сложно работать со звуком. Качественно сделанный звук – вот что отличает профессионала от любителя, а вовсе не размер и дороговизна камеры.

— Вот вы говорите «люмьеровский фильм». То есть, каждый начинающий должен знать уже их фильмы. А есть ли вообще какой-то список неигровых фильмов, который обязательно должен знать любой начинающий автор?

— Нет никакого обязательного списка. Мне кажется, важно посмотреть работы режиссеров-авангардистов начала ХХ века – Дзиги Вертова, Йориса Ивенса, Вальтера Рутманна. Не с какой-то образовательной целью. А просто потому, что эти ленты возвращают нас в тот момент, когда язык кино только формировался. Не было никаких догм и запретов. Все было возможно. Видно, с какой безграничной свободой и фантазией люди подходили к процессу делания фильма. Очень вдохновляет.

— А игровое кино? Важно ли для начинающему автору его знать?

— Важно любить кино. Жанровые условности не имеют значения.

— Как Вам кажется, повлияла ли любительская съемка на развитие документального кино? Или оно развиваются по своим законам?

— Yotube и социальные сети перевернули мир кино. Мы этого еще до конца не осознали, но переворот уже произошел.

— Какие основные фестивали и конкурсы существуют сегодня и как туда попасть начинающему автору, который хочет показать свой фильм кому-то кроме друзей?

— Каждый день в мире открывается какой-нибудь кинофестиваль. Есть даже такой сайт – 365 фестивалей. Конечно, их не 365, а гораздо больше. Важно сделать хороший фильм, а фестиваль для него обязательно найдется. Вот хотя бы наша «Святая Анна»: там все желающие могут участвовать.

— Можно ли что-то посоветовать начинающим, кроме «пойти учиться»?

— Перестать хотеть снять кино. А взять и снять. С самым простым сюжетом. С таким, который под рукой лежит. И не бояться показаться банальным. А еще: больше ходить пешком и смотреть по сторонам.


Наталья Бабинцева окончила режиссёрский факультет ВГИК (кафедра неигрового кино). Автор документальных кинофильмов, первого в России телефильма о Лени Рифеншталь, лауреат отечественных и международных фестивалей (в т.ч. приз за лучшую режиссуру на 3-м Всероссийском фестивале короткого метра «АртКино» за дебютную игровую картину «Сказка для взрослых младшего возраста»). Соучредитель и продюсер киностудии «ККТ».