Иван Исаев, автор курса Рынок художественных ценностей ответил на вопросы сайта Realskill.ru

Кому нужно знать о принципах работы арт-рынка? Как и для чего эти принципы можно использовать?

Иван Исаев. Любому человеку, который хочет взаимодействовать с искусством и получать от этого не только моральную, но и какую-то материальную отдачу. Это может быть начинающий коллекционер, которому нужно иметь возможность при необходимости продать произведение искусства, желательно быстро и с выгодой, которому, следовательно, важно покупать не просто понравившиеся, но и ценные вещи и при этом понимать, как действовать, куда обращаться и на что рассчитывать в таких случаях.   Это и человек, желающий работать в сфере искусства, заниматься  арт-менеджментом, организацией проектов и бизнес-процессов. Таким людям курс даст понимание того, с помощью каких инструментов нарабатывается символический капитал художника и как он трансформируется в финансовый, рыночный успех.  Наконец, курс будет интересен и просто любознательным людям, которые хотят понять, как функционирует достаточно закрытая и специфическая сфера арт-рынка.

Как бы Вы могли охарактеризовать состояние сегодняшнего арт-рынка в России?

И.И. С одной стороны, он достаточно фрагментирован, продажи многих галеристов осуществляются в основном своему кругу покупателей; очень мало крупных фигур коллекционеров, которые стремились бы охватить, собрать весь спектр современного российского искусства, покупали бы его из широкого круга галерей и таким образом связывали бы рынок в единое целое. Благополучным на данный момент наш рынок назвать нельзя, однако есть существенные оптимистичные сигналы. Во-первых, в октябре прошлого года был запущен первый в истории регулярный аукцион российского современного искусства “Vladey”, который создал владелец галереи «Риджина» Владимир Овчаренко. Это крайне важный шаг, потому что аукционы – инструмент, не только позволяющий реализовать предмет искусства из коллекции, но и публично заявляющий ценность этого предмета. Во-вторых, буквально сейчас коллекционер Сергей Гридчин запускает онлайн-платформу  для продажи искусства «Artlet», сделанную наподобие известного западного сайта Artspace. Этот шаг позволит приобретать искусство разных галерей в одном месте и к тому же сделает цены на искусство более открытыми и  публичными.

 

В программе, которую Вы прислали, перечисляются, в основном, места, где искусство продается. А что еще, кроме знакомства с субъектами арт-рынка будет содержанием курса? Что еще нужно знать тому, кто занимается или собирается заниматься бизнесом в области продажи художественных ценностей?

 

И.И. В программе перечисляются не места, а субъекты, «игроки», чьи действия влияют на арт-рынок. Содержанием курса будет не только знакомство с субъектами, но и изучение принципов их работы в отдельности и особенностей их взаимодействия между собой, рассмотрение правил, которыми регламентируется их деятельность.

Помимо этого в курсе планируется несколько личных встреч с важными участниками арт-рынка, которые поделятся своим опытом и видением актуальной ситуации. Также на отдельном занятии будет рассказано об открытых аналитических инструментах, позволяющих отследить историю продаж художников и тенденции на рынке.

 

Отличается ли рынок искусства от других рынков? Чем?

И.И. Главная особенность глобального рынка искусства – то, что он сильно зависим от некоторых отдельных людей, например, крупнейших коллекционеров. Их поведение может влиять на карьеры художников, на рынок их работ самым существенным образом. Кроме того, критерии оценки перспективности работ того или иного художника неочевидны и содержат в себе достаточно много информации, не доступной широкому кругу людей.

Что, на Ваш взгляд, определяет стоимость предметов искусства? Насколько эта стоимость зависит от самого предмета искусства?  Влияют ли участники арт-рынка на стоимость?

И.И. Я бы говорил о капитализации имени художника. Есть достаточно много факторов, которые повышают ценность художника как бренда. Это и его «музейная» карьера, состоящая в том, в каких музеях хранятся его работы, в каких музейных выставках он принимал участие. Это и его история продаж, например, галерейная – существует ли, например, лист ожидания из коллекционеров, желающих приобрести его работы, — или аукционная: какова судьба его работ на вторичном рынке? Еще один важный фактор — какая сумма всеми коллекционерами была затрачена на произведения этого художника ранее? Кто, наконец, эти люди, которые продают и покупают его работы? Безусловно, влияние отдельных участников арт-рынка на судьбу художника может быть определяющим.

Можно ли вообще говорить об объективной ценности искусства?

И.И. Думаю, что можно говорить о стабильной цене и ликвидности произведений определенных авторов, что соответствует объективной рыночной стоимости. Кроме того, конечно же, существует корреляция между исторической важностью произведения и его ценой, правда, схождение этих понятий в каждом конкретном случае может занимать многие десятилетия. Однако никто не отменял и патетический ответ на этот вопрос, – настоящее произведение искусства бесценно.

 

Иван, а как Вы связаны с арт-рынком? В чем эта связь проявляется?

И.И. Я коллекционирую современное искусство с 2007 года. Участвовал в рамках фестиваля коллекций в 2008 году в выставке «Young gallerist, young collectors» в галерее pop/off/art. Пишу диссертацию по теме построения и прогнозирования ценовых индексов на рынке искусства. Внимательно слежу за процессами, происходящими на нашем арт-рынке J

 Что бы Вы могли назвать как показатель своего успеха в этой области?

И.И. Не знаю, я слишком индифферентен к сегодняшнему культу успеха, чтобы об этом задумываться. Ну, может, можно назвать успехом то, что работы из моей коллекции участвовали в различных крупных выставках, или то, что, вероятно, в будущем году я собираюсь сделать один выставочный проект на базе своей коллекции, или же то, что меня каким-то образом знают три с половиной галериста и журналиста?)) Мне как-то даже странно задумываться об ответе на этот вопрос)

 

По образованию Вы математик. Почему Вы стали заниматься арт-бизнесом? Вы этому как-то учились?

 

И.И. Изначально заинтересовался искусством как инструментом для рискованного, но потенциально выгодного инвестирования личных средств, от которого к тому же можно получить большое удовольствие и вдобавок – какой-то символический капитал. Потом просто втянулся и стал интересоваться искусством как таковым. Потом интерес достиг такой величины, что я стал делать кураторские проекты. Пониманию того, как работает рынок и арт-система в целом, учился исключительно на практике, через общение с галеристами, художниками, чтение книг, личное наблюдение. Вот кураторской практике – которая с арт-рынком никак не связана – я уже учился, так скажем, институционально.  Более подробно о моем пути в искусстве можно прочесть здесь: