Интервью

Интервью: Евгений Казачков, сценарист

Категории: Интервью

Cценарист, драматург, арт-деятель, Евгений Казачков в преддверии запуска курса «Сценарное мастерство» ответил на вопросы ХПМТ

 

1. С  чего стоит начинать работу над сценарием? С общей идеи? Образа героя? Сюжета?

Е.К. Работу над сценарием стоит начинать с того, что тебе интересно, с чем ты готов жить, о чём ты готов говорить, что тебя зажигает и сулит удовольствие от работы. Это может быть и идея, и герой, и сюжет. Или даже просто деталь или образ.

2. Начинающим сценаристам,  как правило, мешает отсутствие навыков, знаний и пр. А есть ли что-то, от чего стоит избавляться начинающим? Есть ли, например, какие-то предрассудки, неверные убеждения?

Е.К.  Вот ряд неверных убеждений, которые характерны для всех людей, но особенно мешают в работе сценаристу: «Я всё знаю и понимаю о жизни и о своей профессии». «У меня исчерпывающий жизненный опыт». «Я прекрасно понимаю людей и разбираюсь в них, изучение психологии мне не нужно». «Я не изменюсь, мои взгляды и отношение к себе и к жизни тоже не изменится». «То, что интересно мне и моим друзьям – интересно всем». «Если меня кто-то не понимает – это его проблемы». Далее…

Интервью: Татьяна Дубровина

Категории: Интервью

Мы публикуем интервью с преподавателем ВГИКа, Татьяной Дубровиной, которая ведёт в Летней школе сценарную мастерскую.

Вопросы задает Елена Улыбина

– Вы – автор стандартов по драматургии. Чему нужно научиться обязательно для того, чтобы писать сценарии?

– Нужно научиться чувствовать событие. В отличие, например, от лирики, где главное – состояние. В понимании драматурга событие это некий случай, который ломает привычную жизнь персонажа. То есть драматургия начинается со «сбоя программы», с большой или малой (но очень значимой для героя) катастрофы.

Далее: чему сложнее всего научить слушателей и как взаимодействует голливудская и российская школы кинодраматургии.

Далее…

Интервью: Александр Родионов, сценарист

Категории: Интервью

rodionov-500

Елена Улыбина: Как сочетается потенциальная множественность интерпретаций с определенностью идеи? Например, можно спрашивать, почему героиня «Сумасшедшей помощь» ждет звонка от Евгения? Как она к нему относится? И пр. Думаю, что разные зрители ответят на этот вопрос по-разному. Или не смогут ответить. Существует ли правильный ответ на этот вопрос?

Многие фильмы интерпретируются разным, иногда противоположным образом. Когда Вы сталкиваетесь с тем, что фильм, сценарий к которому Вы писали, интерпретируется не так, как Вы ожидали, это для Вас что? Сигнал, что Вы или режиссер что-то недотянули и недостаточно внятно выразили мысль? Что зритель «недодумал»? Свидетельство того, что видений мира много и единственно правильного видения не существует? Признак успеха? Для меня верно последнее, но я не автор.

У меня не было случаев, когда меня бы задела чья-то неверная интерпретация моей работы.

Александр Родионов: Я думаю, что у всего, что происходит в вымышленном мире, есть объективная для этого мира интерпретация, от которой могут быть одинаково далеки и автор, и зритель. Ну а автору, мне кажется, надо заботиться 1) о том, чтобы самому как можно правильнее понять 2) чтобы не дать зрителю случайный повод для ложной интерпретации. У меня не было случаев, когда меня бы задела чья-то неверная интерпретация моей работы.

Е. У.: В предыдущих интервью Вы говорили, что не берете реплики из реальной жизни. А берете ли что-то из окружающей реальности, если берете?

А.Р.: Из окружающей реальности и так много всего оказывается в фильме: это актеры, декорации, натура, время, свет и так далее. Это могучие и яркие вещи, которые надо учитывать в сценарии, ну а сценарий — это в любом случае вымышленное и сделанное руками приложение ко всем этим упомянутым реальным вещам.

Читать далее: зритель прав, миф о безрыбье и рабочий подход