Сейчас на нашем телевидении очень много программ, сделанных в России, но по купленной лицензии, так называемых «сделанных под кальку». Чем это вызвано? Как это влияет на телевизионный рынок? Можно ли это изменить?

Три вопроса в одном! Начну с последнего: не надо торопиться менять ситуацию с лицензионными программами. Ее надо прожить, как этап учебы, с пониманием того, что эти программы уже какие-то неглупые люди придумали и опробовали. Лицензионные программы всегда содержат в себе некое изобретательное ноу-хау, иначе их бы не покупали (и не воровали). Ни одна из зарубежных лицензионных программ не делается в России «под кальку». Это заблуждение извне, из непрофессиональной среды. Они всегда адаптируются к восприятию отечественным зрителем, и, поверьте, это требует серьезных творческих усилий.

А вызвано их появление тем, что современное телепроизводство – не работа кустаря-одиночки, а сложные технологии на потоке. Если вы хотите наладить производство автомобилей, вы ведь покупаете заводские проекты, а не самодельную модель, выпиленную лобзиком из фанеры. Она, конечно, прикольная, но поставить ее на поток довольно трудно.

Принято ругать телевидение со словами «нечего смотреть», однако все продолжают включать телевизор и рейтинги не самых качественных программ растут и удерживают их в эфире. Получается, что производители идут на поводу у плохого вкуса зрителей, а не пытаются его воспитать. Как, создавая новый продукт, начинающий сценарист может найти баланс между требованием зрителя и высоким качеством программы?

Начинающий сценарист, в первую очередь, должен найти баланс между тем, что ему нравится, и тем, в чем он участвовать категорически не хочет. Слова «нечего смотреть» — они из прошлой эпохи. Сейчас, при сотнях каналов, эфирных и неэфирных, нишевых, кабельных, центральных, спутниковых и всяких прочих, говорить о невозможности найти для себя приемлемое зрелище как-то неприлично. Как советовали старушки в эпоху дефицита колбасы: «А ты не ленись, поищи, побегай!..» И про плохой вкус зрителей тоже я бы говорила осторожней. У разных зрителей разный вкус. И на эти разные вкусы создаются телепродукты, тоже разные. Не любите ситкомы или скетчи – смотрите драмы или мультики. Единственное, что категорически нельзя делать – это пытаться стать автором на программе, от которой вас тошнит.

Если сравнить текст, написанный для телевидения и для печатного издания на одну и ту же тему, что мы найдём в них общего и в чём основные различия?

Тема и будет общей. А слова и способы их сочетания – разные. Я не очень понимаю, что такое «текст для телевидения». Закадровый текст — это одно, сценарный – другое, запись синхрона – третье…

Но, конечно, главное различие в том, что для печати мы готовим законченный, литературно обработанный текст, передающий наши впечатления. А для ТВ-сценария  – кодовую запись, иногда просто план, по которому наши впечатления смоделируют другие люди другими изобразительными средствами.

Есть ли различия в сценариях для кино и для телевидения? В чем они?

Есть, и очень серьезные. Сценарий для кино готовится как единичный, штучный продукт. Сценарий для ТВ готовится как штучный продукт на быстром конвейере. Разные приемы и разные результаты. Чистым «киношникам» на телевидении приходится очень трудно.

Есть ли специфика в работе сценариста для телевидения?

Есть. И она не всем подходит. Сценарист на ТВ в гораздо большей степени вовлечен в процесс производства, цейтнот для него – обычное дело, все надо было написать вчера. Эфир с места не сдвинешь, поэтому авралы и обломы – это наши будни. Телевизионный сценарист – это очень стрессовая профессия, она очень редко оборачивается публичным успехом. Но в ней есть своя прелесть, есть синергия, и кроме того, — она кормит.

Что такое телевизионный формат? Можно ли сказать, что какой-то формат сейчас более популярен, какой-то менее?

О, замечательный вопрос! Сколько народу спросите, столько разных ответов и получите. Я тоже попробую.

Формат – это тот набор классификационных признаков, по которым конкретная программа безошибочно узнается среди всех остальных. Само слово это многозначное, за это его и ругают, но другого термина нет.

Я бы даже так сказала: формат – это продюсерские параметры телепроекта. Не режиссерские и не сценарные, как в авторском кино, а именно продюсерские, маркетинговые. Можно долго спорить, из чего складывается формат, но каждый член группы железно знает (и всегда знал!), в чем особенности и уникальность именно его программы. Сюда входят и сценарная конструкция, и стиль, и целевая аудитория, и еще много чего.

Про популярность не скажу, но мода на форматы точно есть. И она, как и в других областях, приходит и уходит, иногда потом снова возвращается, по-другому тасуя удачные зрелищные приемы. Формат не шаблон, а лекало, по которому многократно воспроизводится сложная конструкция. Каждый выпуск телепрограммы единичен, а формат у них общий.

С чего стоит начать, разрабатывая концепцию нового телевизионного проекта?

С поиска «вечного двигателя» — той идеи, которая  заставит зрителей снова и снова включать вашу программу. Ради чего они будут вас смотреть? Ради какой эмоции, какого наслаждения? Концепция нового шоу – это не то, что кто-то вычитал и сложил в связное повествование. Это ближе всего к цирковому номеру, к аттракциону, ради которого зритель все бросит и будет сидеть с открытым ртом. А если ему не понравится, то он убьет вас, опустив палец, как римская матрона гладиатора. Нажмет на пульт – и переключит. Или вообще не будет смотреть.

Как начинающему сценаристу правильно выбрать формат, в котором, ему будет комфортнее всего работать?

Начинающему сценаристу надо писать для тех форматов, которые ему нравятся. Это не значит, что у него получится. Но все-таки «гореть» на любимом формате приятнее, чем на противном. Можно выбрать и другой вариант: писать для формата, к которому равнодушен. Там шансы 50 на 50. Втянешься – пойдет дело. Не получится – и бог с ним. Я бы не советовала только писать для той программы, которую ты презираешь, от которой тебя коробит. Станете циником или выгорите. И то, и другое для организма вредно.

Как неопытному автору научиться искать своего покупателя на телевизионном рынке?

Знаете, ответ один: неопытный автор должен нарабатывать опыт. Методом трения лицом о шероховатую поверхность. Нет способа мгновенно стать сценаристом. Ну, нет в природе! И найти покупателя на свои способности тоже мгновенно не получается. Те пути, которые проходят новички, обычно похожи. Проще писать сначала для недорогих дневных шоу, набивать на них руку. Не то, чтобы там легче было пробиться – но там большой поток, чаще всего ежедневка, нужно больше материала. И образцов перед глазами больше, и плохих, и хороших.

Американцы считают, что у начинающего автора должны быть за душой всегда несколько готовых сценариев для популярных шоу, не для продажи, а просто для того, чтобы можно было оценить его потенциал. У нас не так: первый же сценарий пытаются продать. Это возможно, но маловероятно. Доводка сценариев, их переписывание тоже многих отпугивают. Как говорила одна очень любимая мною редакторша: «Как жалко, что этот автор ушел! Он просто не знал, что у него вот-вот начнет получаться!..» Ну, значит, не судьба.

 

С какой литературой Вы посоветуете студентам ознакомится прежде, чем приступить к практическим занятиям?

Вот здесь засада. Литературы сейчас очень много, и по драматургии, и по продюсированию. Но практически вся она ориентирована на киносценаристику, а не на конструирование ТВ-зрелищ. И начинающего автора такие книги скорее дезориентируют, чем двинут в правильном направлении. Я три года веду блог в Живом Журнале «Пишем телесценарий», и получаю сотни писем с запросом на практичные и полезные руководства по телеписательству. Но их нет. По сериалам – да, кое-что появилось, в основном американские переводы. А по неигровым сценариям –практически ничего.

На финал я хочу сказать только одно: телесценаристика – очень благодарная профессия. Ты растешь в ней, независимо от того, какими темами занимаешься. Да, это ремесло требует громадного терпения и не сильно подпитывает авторские амбиции. Но сценарист первым готовит материал для остальной группы. Он разведчик, он рискует, он ищет. И если программа получается – за ней обязательно стоит творчески успешный авторский труд.

 

Ирина Кемарская