smolynskay


Перед началом новой образовательной программы «Кураторский проект» один из кураторов и преподавателей этой программы, Наталья Смолянская, ответила на вопросы сайта Realskill.ru.

smolynskay_anons

  1. Для кого предназначен этот проект?

Наталья Смолянская: Образовательная программа «Кураторский проект» предназначена для тех, кто интересуется современным искусством и имеет представление о тенденциях современного искусства, и особенно хотелось бы, чтобы те, кто будет работать над выставочным проектом на Фабрике, были готовы к совместному творчеству. Конечно, мы понимаем, что к нам придут не профессионалы, а люди, зачастую по своему базовому образованию далекие от искусства. Но главное – заинтересованность и желание участвовать в выставочном проекте.

  1. А кто такие современные кураторы?  Чем они занимаются? Чем это отличается от просто организации выставок?

Н.С.: Современные кураторы – профессия очень молодая. Первым профессиональным куратором считается Гарольд Зееман, организатор ставшей легендарной выставки «Когда отношения становятся формой» в 1969 г. в Берне. Организацией выставок в том контексте, в котором мы это сейчас себе представляем, вообще начали заниматься не так давно, просто потому, что изменился характер выставок, а изменился он по многим причинам, из которых наиболее важным стало изменение самого комплекса художественных институтов – в настоящее время это сложная сеть взаимоотношений между художниками, музеями, галереями, арт-дилерами, аукционными домами, художественными и медийными объединениями, различного рода художественными фестивалями, называемыми, в зависимости от их установок, Биеннале, Манифеста, Документа, и т.д., а также специализированными фондами и резиденциями, ассоциированы с арт-миром, хотя и в разных секторах, образовательные программы. Особую роль играют в этом арт-мире специалисты – арт-критики, теоретики, философы, и т.д. Так уж сложилось, что их роль – решающая, в этом и особая проблема современного искусства, поскольку понятно, что если арт-критика существует на средства самих художественных институций, то где тогда находится само критическое поле, как возможно формирование мнения независимого эксперта? Вторым важным моментом изменения выставочного процесса, а может быть, и первым, по значимости, стала трансформация самого процесса создания произведения. Во-первых, само слово «произведение» теряет свой статус, целью творчества становится сам процесс, именно эта идея стала основополагающей для знаменитой выставки Зеемана, во-вторых, именно выставка реализует художественную идею, проект, слово, ставшее уже банальностью, над ним иронизируют, но, тем не менее, оно наиболее ёмко отражает то, что отделяет выставку произведений (как отдельных объектов) от выставки, выявляющей основную идею «проекта», при этом сама выставка может включать в себя самые разные объекты, к которым могут относиться и самые обычные вещи, не созданные специально для этих целей художником, и те, которые создаются с помощью самых современных технологий, и работу с самим выставочным пространством.

В задачу кураторов входит не только сформулировать идею выставочного проекта, но и определить стратегию ее показа, художников, и, что особенно важно, выполнить ту «черную» работу, которая остается за «кадром»: выбрать работы, договориться об их показе, обеспечить их транспортировку и сохранность во время транспортировки и показа, наконец, обеспечить финансирование всех этапов выставки, начиная с ее подготовки, ведь иногда речь идет о создании работ, дизайна, архитектуры и т.д. специально под выставочный проект, провести работу с прессой, и, в конце концов, а это очень важно, создать каталог или буклет к выставке, а многие выставки являются настоящим исследованием, и каталоги к ним включают тексты разных специалистов. И то, что необходимо к каждой выставке – пресс-релиз, а затем работа с архивом…

  1. Есть ли сейчас «спрос» на кураторов? Смогут ли выпускники реализовать себя в современном художественном мире?

Н.С.:  Как уже говорилось, куратор – профессия молодая, да и сама область современного искусства в настоящее время развивается, о чем и свидетельствует выросший в последнее время интерес зрителей, то есть речь о «спросе» на кураторов неотъемлемо связана с тем, как развивается этот профессиональный сектор. Во-вторых – так же, как и в искусстве, в науке, — в каждом отдельном случае многое зависит от способностей, креативности, оригинальности каждого, и, конечно, от того, насколько последовательно человек занимается выбранным делом, хотя многое решает и то, насколько та тема, которой он будет заниматься как куратор, будет соответствовать социо-культурным запросам, существующим в художественном мире.

Важно, что после обучения по этой кураторской программе слушатели смогут использовать эти знания для реализации собственного проекта, а также составят для себя картину актуального выставочного процесса в международном и российском контексте.

  1. Прием на курс проходит на основе собеседования. Что должен знать человек, чтобы его допустили к работе над собственным проектом? О чем будут спрашивать преподаватели?

Н.С.:  Мы решили, что не будем требовать от поступающих на курс выполнения специальных заданий, собеседование будет проходить в свободной форме, мы поговорим о современном искусстве и тех выставках, на которых побывал наш абитуриент, о том, что его интересует в искусстве, и почему он хотел бы создавать выставки.

  1. Как будет проходить обучение? Это будет только теория или слушатели смогут попробовать себя в качестве настоящих кураторов?

Н.С.:  Обучение включает в себя теоретическую подготовку и практическую часть. Самая важная часть – работа над учебным кураторским проектом, которая завершится выставкой на Фабрике. Тут слушатели сами выступят в роли кураторов.  Но к реализации проекта слушатели приступят после того, как прослушают курс лекций по истории выставок и кураторства в ХХ – ХХI в., ознакомятся с теоретическими аспектами работы над выставкой, рассмотрят и проанализируют ряд современных выставок под руководством Николя Одюро, а также ознакомятся с некоторыми аспектами теории современного искусства. Кроме того, они пройдут курсы обучения, которые учитывают все составляющие кураторского проекта в реальной, а не только учебной, практике. К этим составляющим относятся и проблемы авторского права, и обеспечение финансирования выставки, и транспортировка работ, и страхование произведений, и работа с прессой, и т.д.

  1. Есть ли  сейчас в Москве еще такие учебные проекты?

Н.С.:  Куратор- не только молодая, но и модная теперь профессия, об этом свидетельствует тот факт, что за последнее время объявлено несколько новых программ по кураторскому проекту. У каждого из этих проектов свои особенности, мы считаем, что слушатели сами выберут свой вариант, исходя из своих задач и интересов.

Наша образовательная программа отличается, с одной стороны, своей «прагматичностью», то есть, мы стараемся максимально раскрыть те проблемы, с которыми сталкивается куратор в своей жизненной практике. А с другой стороны, мы требуем, чтобы слушатели подходили к выполнению задачи с профессиональных позиций, изучаем важные аспекты теории.

«Изюминка» нашего проекта – реальная работа над выставкой в конкретном выставочном пространстве, работа с художниками, работа с пространством.

И другая, наверное, очень значительная деталь: в нашем проекте участвуют многие, широко известные кураторы и художники, которые будут давать мастер-классы и рассказывать о своих собственных проектах. Среди тех, кто участвует в нашем проекте кураторыВиктор Ерофеев, Елена Селина, Виталий Пацюков, Ольга Шишко, Андрей Паршиков, Елена Яичникова, а также художники Олег Кулик и Арсений Жиляев. Каждый из них создал свой собственный подход к организации выставок, они не похожи друг на друга, и вместе создают уникальную многоплановыю картину современного выставочного процесса.

  1. Руководитель программы Николя Одюро.  Не могли бы Вы рассказать немного о нем?

Н.С.:  Николя Одюро – французский куратор, прекрасно владеющий русским языком, несмотря на молодость, он является куратором уже более пятнадцати выставок, во Франции и в России.

Для Николя в профессии куратора важно то, что куратор рассказывает свою историю, используя уже существующие темы и работы художников, но он, куратор, может с помощью этих работ сказать и донести до зрителя свою мысль, которая будет воспринята именно в этом выставочном и культурном контексте.

Из некоторых его выставок отмечу «Современная французская живопись» 2012 г. (совместно с Александрой Фо и галереей Ираги, ко-куратор Елена Яичникова) в PERMM, Пермском Музее современного искусства, в которой участвовали такие звезды французской арт-сцены, как Франсуа Морелле, Марк Деграншан, Бернар Фриз идр.; выставку RES PUBLIKA, состоявшуюся в Московском Музее Современного искусства на Петровке с участием Сиприен Гайара, Йона Фридмана и др. в 2010 г., организованную также совместно с Е. Яичниковой, и, наконец, выставку, завоевавшую приз как лучший кураторский проект специальной программы 3-й Московской Биеннале “40 Lives of One Space” в выставочном пространстве «Красный Октябрь»с участием таких известных художников как классик чешского концептуализма Жири Кованда, а также российских художников Арсения Жиляева, Давида Тер-Оганяна и т.д., можно вспомнить и выставку 2007-2008 г. в Бурже, во Франции «Умение жить вместе», с участием многих известных французских и российских художников.

Куратор – не техническая специальность, прежде всего он мыслит искусство, так и Николя занимается теорией, в настоящее время пишет диссертацию на тему московского концептуализма в своем культурном контексте (1974 – 1991) под руководством одного из самых известных французских специалистов по современному искусству Жана-Марка Пуэнсо и при совместном участии Екатерины Деготь в руководстве над диссертацией. Николя Одюро пишет статьи в такие известные издания, как art press, Critique d’art, Zéro deux, Frieze, для персональных каталогов художников.

Сейчас Николя совместно с Еленой Яичниковой работает над проектом, который пройдет в декабре в рамках Пятой Московской Биеннале.

  1. Вы, вместе с Николя,  являетесь куратором проекта. Расскажите о себе, о своем опыте в этой области. Где Вы учились?

Н.С.:  Я нахожусь внутри самого выставочного процесса, поскольку я художник, начала участвовать в выставках еще очень давно, в 80-е годы. В 1990 г. вместе с Борисом Марковниковым мы организовали группу «Полигон», которая ставила своей целью выход «живописи в пространство», мы были тогда одними из первых у нас, кто занимался именно инсталляциями. И выставочный опыт группы «Полигон» — особый, потому что именно в этом выставочном пространстве, в процессе создания выставки и рождались новые идеи. Группа существовала с 1990 по 1995-96 гг. и я занималась кураторством  (совместно с И. Чириковым) и последних выставочных проектов группы «Полигон» (в которую тогда входили, кроме Марковникова и меня, Евгений Гор, Валерий Безрядин, Александр Фонин) в Бельгии, где каждый из проектов траснформировался в соответствии с теми задачами, которые диктовало конкретное выставочное пространство. Проект так и назывался «Трансформеры».

Конечно, работа над персональными выставочными проектами – особый вид кураторства. Но сейчас многие художники реализуют свои замыслы именно в выставке, среди них одной из ярких фигур является Арсений Жиляев, который расскажет о своих проектах в рамках нашей кураторской школы.

Один из последних моих собственных проектов –Frame Break в галерее RuArts в 2011 г., а важный для меня как теоретика искусства проект я реализовала на Фабрике в 2012 г. при поддержке Проекта Фабрики и Дома абстрактной живописи KollerArt House. Этот проект назывался INSIDE_FABRIKA_OUTSIDE и был посвящен переосмыслению выставочного пространства в контексте институциональной критики современного искусства. В выставке принимали участие такие российские и французские художники, как Алексей Булдаков, Арсений Жиляев, Александр Соколов, Анатолий Комелин, Кристиан Лебра, Жюльен Кольман, Хаим Сокол, были представлены материалы исторические, посвященные истории авангарда и институциональной критики, видеоматериалы и работы движения ЗАиБи 1990-х годов, в нее также были включены актуальные печатные материалы современных теоретико-художественных объединений – российской «Что делать» и американской Мачете груп, мне хотелось также, чтобы выставка стала некоей площадкой общения, поэтому были приглашены участники движения Партизанинг с галерей «Контейнер», были предложены вопросы зрителям – в форме анкеты, а само пространство было задумано именно как пространство взаимодействия (не путать с эстетикой взаимодействия, а именно «реляционной эсттеикой» Николя Буррио).

Сейчас я также задумала ряд проектов, но о них пока рано говорить.