Опубликовано  Мир психологии/№1 (2012), с 61 — 67.

В статье предлагается  стадиальная модель развития идентичности в культуре.   Дается характеристика стадий развития идентичности в соответствии с уровнями развития рефлексии категорий идентичности и уровнем самодетермианции личности. Конфигурация идентичности зависит от сложившейся системы культуры. Вводятся концепты «культура продукта» и «культура конфликта».

 

Ключевые слова: идентичность, стадии идентичности, Э. Эриксон, культура

 

Stadial model of identity development in culture.

V.A. Kolotaev, E.V. Ulibina

The article proposes a model of stadial development of identity in the culture. Describes the  stages of identity development in accordance with the levels of reflective categories of identity and the level of self-determination. The configuration depends on the identity of the current system culture. Introduce the concept of »culture product» and «culture of conflict.»

Key words: entity, stages of identity, E. Erikson, culture

 

В самом общем смысле под идентичностью понимают способность человека к осознанию себя в системе социальных категорий. Согласно теории самокатегоризации Тернера, с позиций когнитивного подхода идентичность понимается как система представлений о себе, которые человек использует для того, чтобы определить себя. Понимание себя осуществляется за счет когнитивного группирования присущих самому себе признаков и определение себя как идентичного, эквивалентного определенному классу стимулов, отличному от другого класса стимулов (Тернер, 2003, с. 216 – 217).

Формирование идентичности, как показано Э. Эриксоном, и Дж. Марсиа (1966), носит стадиальный характер и культурно детерминировано. Определенные типы культур через систему своих агентов и посредников, главным из которых остается искусство, поддерживают ту или иную форму идентичности или, напротив, относятся к ней отрицательно, к тому или иному способу самоопределения и поведенческой активности субъекта (Эриксон, 1996а, 1996б; Бергер, Лукман, 1995; Goffman, 1959; Ставропольский, 2003). Э. Эриксон  подчеркивал, что в разные периоды развития культуры актуализируется интерес к разным сторонам развития личности. «Разные периоды позволяют нам наблюдать во временных преувеличениях разные аспекты по существу неразделимых частей личности» (Эриксон, 1996а, с. 394), что указывает на культурную обусловленность процесса построения идентичности субъектом.

Э. Эриксон исходил из того, что при благоприятных обстоятельствах проблемы становления идентичности решаются в подростковом возрасте и к юношескому идентичность должна быть уже сформирована. Но, как представляется, в разных культурах сформированная идентичность носит различный характер, а сегодня развитие идентичности не заканчивается в юности. Характер связи идентичности с культурой обусловлен двумя факторами – культурно-исторической природой категорий, через которые определяет себя человек, и содержанием культурно-исторического контекста, включающего в себя  нормы, ценности и характер построения социальных групп разного уровня формальности (формальных и не формальных групп).

Согласно Эриксону, можно говорить существовании значимой связи между качествами Эго, социальными институтами и историческими эпохами. Если максимально обобщать, то «подобно тому, как проблема базисного доверия обнаруживает глубокую близость институту религии, проблема автономии находит свое отражение в основном политическом и правовом устройстве общества, а проблема инициации – в экономическом порядке» (Эриксон, 1996а, с. 391). Трудолюбие связано с техническим уровнем развития общества, идентичность  – с социальной стратификацией, близость – с моделями взаимоотношений и родства, генеративность – с образованием, искусством, наукой и, наконец, целостность эго связана с философией. Изменение характера социальной стратификации в обществе, и в частности, характера межгрупповых отношений,  предполагает изменение и доминирующих проблем построения идентичности как опирающихся на характеристику себя через принадлежность к группе.

Представляется, что  отношения  субъекта и культурно-обусловленной системы категорий эволюционирует, развивается от примитивного состояния неосознанного отождествления с социальными феноменами до способности самостоятельно конструировать образ самого себя, и умения осознанно выбирать ту или иную адекватную индивидуальным потребностям модель идентичности. Здесь как раз необходимо помнить о связи процесса становления идентичности с историческим процессом, что мы наглядно можем наблюдать сегодня, когда, как отмечает Э. Гидденс,  «формы жизни, созданные современностью, оторвали нас от всех традиционных типов социального порядка и сделали это способом, не имеющим исторических прецедентов… В  количественном отношении они привели к установлению форм социальной связи, охватывающих весь мир; в качественном отношении им удалось изменить наиболее интимные и глубоко личные характеристики нашего повседневного существования» (Гидденс, 2011, с. 115).

Исходя из этого мы полагаем возможным выстроить стадиальную модель развития идентичности субъекта, выделяя в качестве двух важнейших образующих логику когнитивного развития, обеспечивающую процессы построения категорий, и логику социального развития, характеризующую субъекта как по отношению к группе построения идентичности, так и по отношению к другим группам. Показателями развития идентичности, в этом случае, будут уровень развития рефлексии и уровень самодетерминации. (Ryan, R. M., & Deci, E. L. (2000).Развитие  идентичности как представления о самом себе связано с уровнем развития и  характером построения категорий описания идентичности, понимаемой как результат самокатегоризации (Тернер).  Культурно-исторический процесс развития способности самостоятельного формования идентичности связан с общим процессом становления знакового опосредования психических функций (Л.С. Выготский). Эволюционное развитие связано с усложнением процесса психического отражения за счет все большего опосредования  восприятия и реагирования на среду системой культурно детерминированных средств, к которым относятся  разного рода знаковые системы.

Уровень рефлексии определяет уровень осознания оснований идентичности, групповых границ, возможных действий и правил определений возможных действий по отношению к идентичности. Тем самым задается тип реальности, в которой живет человек, включая время, доминирующий тип искусства, прочность идентичности, отношение к своим и чужим.  Доминирующий тип реальности закрепляется в произведениях искусства и, что наиболее актуально для настоящего времени,  в кинематографе в частности.

Уровень самодетерминации определяет уровень автономии личности по отношению к социальному окружению. В коллективистских культурах (Триандис) человек не может представить себя вне принадлежности к определенной социальной группе, а принадлежность к этой группе, в свою очередь, задает основное содержание его жизни, начиная от правил поведения и кончая целями и ценностями. Изменение этих правил не рассматривается как возможное. При высоком уровне автономии, в индивидуалистических культурах человек рассматривает себя как относительно независимого от группы.

При высоком уровне самодетерминации человек действует на основании осознанного выбора, что предполагает возможность изменять социальную среду, правила поведения и самого себя в конечном счете. Отождествление с той или иной группой в этом случае рассматривается как результат самостоятельного выбора, который может быть пересмотрен при изменении обстоятельств. Самодетерминация определяет то, насколько субъект мыслит себя  в качестве автора построения идентичности (на стадии мета-идентичности) или рассматривает идентичность как заданную извне.

Результатом взаимодействия развития рефлексии и уровня самодетерминации является отношение к ингруппе и аутгруппе (своим и другим)  как основание идентичности, определяющее ее прочность и, одновременна, вариативность. Отношения развиваются от враждебности к сотрудничеству.

В таблице 1 представлено описание стадий через выраженность когнитивного и социального измерений. Таблица позволяет соотнести стадии развития идентичности с культурно-историческим контекстом. Однако более подробный анализ этой связи – предмет отдельной работы.

 

 

Таблица 1. Содержание стадий развития идентичности через характеристики когнитивного и социального измерения.

Стадии развития идентичности Протоидентичность Репродуктивная Продуктивная Метапродуктивная
Когнитивные характеристики
Способ знаковой репрезентации Сенсомоторный.Индекс. СимволическийСимвол Период конкретных операцийЗнак Формальные операцииСоздание знаков
Оценка знания, оценка правил Не оценивается Знание опирается на авторитет  Поиск правил. Поиск истины Истина относительна
Форма адаптации к реальности. Паттерны поведения (степень вариативности поведения) РитуалСакральный ритуал «Понятия»Свод законов, основанных на обычаях и священных традициях предков, Адаты Правила и законы Создание законов и правил
Время Не ощущается Жизнь в прошлом Жизнь в будущем Жизнь в настоящем
Групповые процессы
Свои Не ощущаются границы между Я и своимиЯ – такой же, как и все «свои» Границы между Я и своими очень слабые,Я зависит от своих Свои  выбираются, фильтруются, оцениваются по соответствию должному поведению Границы идентичности прочные, «своих» нет,  есть отдельные люди, отношения с которыми строятся на индивидуальной основеСтадия «интимности» по Эриксону
Другие, отношение к другим, оценка других и себя Другие есть, но их бытие не рефлектируется Другие не люди, не такие как мыОни не оцениваются по тем же критериям, что и мы ВрагиНизкие существа Война Другие как контраст Метаконтраст Взаимодействие
Действия по отношению к границам Не осознаются Границы охраняются  Важно никого не подпускать к границамПереход невозможен, либо связан со смертью Границы выстраиваются Через них переходят
Прочность идентичности Не осознается Очень слабая и зависит от внешних границ Сознательно формируется в соответствии с принятым идеалом Прочная и не зависит от места, от соблюдаемых правил и пр.

 

Протоидентичность

Протоидентичность в онтогенезе соответствует сенсомоторной стадии развития когнитивных способностей личности (Ж.Пиаже), на которой еще не существует семантической функции и означаемое неразрывно связано с означаемым.  Уровень рефлексии категорий нулевой. Это не позволяет как-то относиться к существующей ситуации, которая воспринимается как естественная и единственно возможная.  Образ себя и окружающего мира существует как абсолютная данность, не предполаагющая изменения. Индивид пребывает в специфическом мире абсолютных истин.

Собственная идентичность еще не проблематизирована и воспринимается как естественное состояние по факту принадлежности к группе и себя еще не с чем сравнивать. Групповых границ как таковых нет, а потому и пересечение их невозможно.

На этой стадии человек существует на самых ранних этапах развития культуры и, в более позднее время, в тех ситуациях, когда категория для обозначения какой-то характеристики используется, но значимость ее минимальна. Это состояние идентичности в тех областях, в которых человек не сталкивается с иными группами и, максимум,  лишь смутно подозревает об их существовании.  У нас нет идентичности себя как «дышащих кислородом», так как мы не знаем что возможно иное. Пока человек не сталкивается с тем, кто говорит на другом языке, он не рассматривает всерьез свою языковую идентичность и не считает ее значимой для характеристики его личности.  Идентичность не рассматривается как соотносимая с течением времени, и временная перспектива идентичности отсутствует.

До тех пор пока рамки идентичности, заданные внешней гомогенной средой культуры, безоценочно и непосредственно воспринимаются не как приобретенные, освоенные или усвоенные, а как естественные, личность осознает себя и окружающую реальность в пределах этой данности также естественно и легко, как легко и незаметно дыхание здорового человека.

Репродуктивная идентичность

Стадия репродуктивной идентичности соответствует, по Пиаже, дооперационной стадии развития интеллекта. На ней индивид взаимодействует с реальностью посредством знаков-символов. Знаковое опосредование уже появляется, но категории строятся по типу комплексов (Л.С. Выготский), не предполагающих осознание принципов построения категорий и их изменения.

На этой стадии поведение человека подчиняется традициям или понятиям, природа которых сакральна и непостижима и которые дарованы предками или «понимающими людьми». Все, кто соблюдает правила – наши, остальные – враги и с ними можно не церемониться.

Идентичность на этой стадии уже не рассматривается как нечто естественное. Она рассматривается как то, что можно легко утратить при нарушении традиций или понятий. Люди на этой стадии борются за сохранение национальной самобытности, на сохранение гендерной принадлежности и пр.  Усилия направлены на то, чтобы защититься от внешних влияний и возможных перемен. Принадлежность к своим рассматривается как абсолютная ценность, и страх утраты этой принадлежности служит основным движущим мотивом поведения, которое оценивается как следующее традициям и понятиям или нарушающее их.

Межгрупповые границы становятся очень жесткими, их пересечение влечет за собой потерю статуса и идентичности.  В принципе «стать другим» невозможно, можно только «испортиться».

Уровень личностной автономии минимален. Он рассматривается как принципиально возможный, но неодобряемый и опасный. Эта стадия присутствует в традиционных коллективистках культурах, в которых поддерживается ценность сохранения традиций. В современном обществе эта стадия присутствует и в криминальной и полукриминальной среде, в которой носителями  знаний о «понятиях» выступают «авторитетные» люди, а объяснить основания соблюдения многочисленных запретов и предписаний невозможно. Истинность знания определяется авторитетом его носителей.

Но процесс разотождествления с категориями идентичности уже начался, так как поддержание традиций рассматривается как требующее сознательных усилий. Несоблюдение правил влечет за собой и разрушение идентичности.

Актуальным временем становится прошлое, на возвращение к которому направлены усилия. Изменения оцениваются как нежелательные и разрушающие значимый сверх-ценный канон.

 

Продуктивная идентичность

Продуктивная стадия соответствует периоду, когда развитие когнитивных способностей достигает уровня конкретных операций. Становится возможным переходить к действиям с понятиями разного уровня обобщенности, строить классификации и самому создавать модели поведения и идеалы. Появляются разные точки зрения, допускается множество конкурирующих взглядов. И это при том, что где-то в глубине души остается убеждение в абсолютной объективности именно собственной позиции. Субъект продуктивной идентичности сам конструирует социальные категории на основе абстрагирования.

Построение идентичности тоже следует построенным идеалам. Если на репродуктивной стадии точка отсчета была в прошлом, то на продуктивной – в будущем.

Продуктивная стадия характерна для периодов, характеризующихся революционным изменением социальной ситуации. В обществе происходит резкий слом сложившихся типов жизни и типов личности и решается вопрос о построении новых образцов для подражания. Таких образцов еще не может быть в прошлом, и они проектируются как возможное будущее, к которому нужно стремиться. Идеал оказывается всегда недостижим, и человек тратит усилия на то, чтобы стать таким, каким должен быть настоящий мужчина (который должен построить, посадить, вырастить …) или настоящая женщина (которая должна, вероятно, и в избу, и с лошадью). Группа своих уже не так безусловна, свои могут периодически проверяться на соответствие идеалу.

Границы тоже теряют прочность и абсолютность и их нужно постоянно простраивать, переносить и менять. Переход границы возможен, но это дейтсвие либо со знаком плюс, когда другой переходит к «нам» либо со знаком минус, когда «наш» переходит «к ним».

 

Метапродуктивная идентичность

Метапродуктивная идентичность формируется в ситуации разрушения единых оснований для построения идентичности, открытости информации, высокой мобильности общества. На этом этапе развития культуры происходит преодоление власти традиций и единой идеологической системы.  Энтони  Гидденс описывает эту ситуацию как «постсовременность»  «Когда влияние традиций и обычаев в мировом масштабе ослабевает, меняется и сама основа самоидентификации – ощущение себя как личности. В более традиционных условиях ощущение себя как личности поддерживается за счет стабильности социального положения индивида в рамках сообщества. Когда традиции теряют силу, и преобладает свободный выбор образа жизни, это не может не затронуть и ощущение человеком себя как личности. Он должен активнее, чем раньше создавать и воссоздавать собственную идентичность» (Гидденс, 2004, с. 63)

Стадия метапродуктивной идентичности соответствует периоду освоения формальных операций на уровне индивидуального развития психики в теории Ж. Пиаже. На этой стадии субъект сам создает правила, понимая, что правила создаются в зависимости от ситуации. Он не конфликтует с реальностью, не поверяет ее истинной, находящейся где-то в заоблачной дали, а взаимодействует с ней и, что главное, видоизменяет действительность в соответствии со своими представлениями.

Отсутствие жестких ориентиров приводит к формированию того, что Р. Лифтон называет протеевской идентичностью, для которой характерно текучее, изменчивое состояние, предполагающее готовность к постоянным изменениям. В отношении к догме протеевское Я соглашается на плюрализм духовности, оставляя возможности для сомнений и неуверенности и включает в себя акцент на персональной ответственности. (Lifton, 1993,c 127)

Свои и другие имеют единую ценность при признании качественных различий  между группами.  Другие перестают быть врагами или группой, занимающей более низкий статус.  «Свои» рассматриваются как ситуативное образование и переход к «другим» – как возможное событие, не меняющее отношение к «своим». Таким событием в сегодняшнем мире может быть смена профессиональной идентичности, когда представители другой профессии – это, конечно другие, не похожие на меня, но может статься, что я поменяю профессию и стану таким же, как он. Более сложным, хотя и возможным, является изменение территориальной или гражданской идентичности и пр.

На этой стадии человек живет настоящим, а идентичность понимается как не зависящая от внешних обстоятельств, от соблюдения внешних правил, соответствия идеалам и пр. Взаимодействие с «другими», с представителями аутгруппы,  переходит из плоскости конфликта в плоскость созидания продукта. Другой рассматривается уже не как опасный, которого нужно победить или переубедить, уничтожить или сделать своим, а как возможный сотрудник, различие с котором может быть использовано как дополняющее собственные качеств для  более эффективного решения задач.

Достижение стадии мета-продуктивной идентичности обеспечивает и формирование новой культуры межгрупповых отношений. Предыдущие стадии адекватно функционировали в рамках «культуры конфликта», построенной на противопоставлении своих и чужих. Для этой культуры свойственен акцент на процесс борьбы, результатом которой оказывается некая абстракция, победа над кем-то или над чем-то. Усилия личностей или коллектива нацеливаются на то, чтобы преодолеть, превозмочь, сломить, доказать и, по возможности, победить в столкновении. Продукт здесь вторичен, он является побочным результатом конфликта. На стадии мета-продуктивной идентичности  энергия направляется на создание конкретного и функционального объекта, на результат, а не на процесс. «Культура конфликта» уступает место «культуре продукта» и ценностью становится не победа над «другим», а возможность совместных действий для созидания. Другой перестает быть врагом и переход границ не связан со страхом «потери лица» и потери идентичности.

В одной и той же культуре могут существовать люди с разным уровнем развития идентичности, но, каждая культура создает условия для доминирования определенного уровня идентичности. В процессе культурно-исторического развития осуществляется переход со стадии протоидентичности к складывающейся сегодня стадии мета-идентичности.

Уточнение данной теоретической модели требует разработки средств диагностики стадий развития идентичности по отношению к конкретным категориям, что позволит проверить гипотезу о возможности совмещения разных стадий развития идентичности у одного человека.

 

Литература

 

Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии знания. М.: Academia-Центр; Медиум, 1995.

Гидденс, Э. Ускользающий мир. Как глобализация меняет нашу жизнь. — М., 2004.

Колотаев В.А. Метаидентичность: киноискусство и телевидение в системе построения способов жизни. СПб.: Нестор-История, 2010.

Колотаев В.А. Стадиальная система формирования идентичности в культуре // Искусство и цивилизационная идентичность / Отв. ред. Н.А. Хренов; Научный совет РАН «История мировой культуры». М.: Наука, 2007.  С. 562–601.

Ставропольский Ю.В. Модели этнокультурной идентичности в современной американской психологии // Вопросы психологии. 2003. № 6. С. 112–121.

Тернер Дж. Социальное влияние. М., 2003.

Эриксон Э. Детство и общество. СПб.: Ленато, АСТ, Фонд «Университетская книга», 1996а.

Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996б.

Goffman E. The Presentation of Self in Everyday Life. Garden City: Doubleday, 1959.

Hogg, M. A. (2000). Subjective uncertainty reduction through self-categorization: A motivational theory of social identity processes. In W. Stroebe & M. Hewstone (Eds.), European review of social psychology (Vol. 11, pp. 223-255). Chichester, England: Wiley.

Lifton, RJ. The Protean Self: Human Resilience in an Age of Fragmentation. Chicago: University of Chicago Press, 1993.

Marcia, J. E., (1966), Development and validation of ego identity status, Journal of Personality and Social Psychology 3, pp. 551-558.

Ryan, R. M., & Deci, E. L. (2000). Self-determination theory and the facilitation of intrinsic motivation, social development, and well-being. American Psychologist, 55, 68-78